Власть, права человека и общественный строй: как работает общество?

В рамках цикла лекций «Введение в психологию», подробная информация и оригиналы текста доступны по ссылке.
До отъезда во Францию в 1610 году идеи Т. Гоббса были схожи с идеями другого именитого философа того времени — Френсиса Бэкона, противника логики Аристотеля и приверженца индуктивной методологии. После знакомства с философией Галилея во время пребывания во Франции идеи Т. Гоббса кардинально изменились.
Благодаря ему Томас Гоббс научился методологии, отличной от индуктивного метода Бэкона. Г. Галилей называл ее «резолютивно–композитивной». Суть предложенной Галилеем методологии заключалась в том, что работа начиналась с выдвижения гипотез — дедукции. После этого следовало сделать первичные выводы, используя эмпирические методы, тем самым проверяя ранее выдвинутые гипотезы. Дедуктивный метод Г. Галилея и сегодня пользуется популярностью среди социологов.

Томас Гоббс расходился во взглядах с еще одним великим философом — Рене Декартом. Р. Декарт полагал, что душа и тело человека существуют отдельно друг от друга; что творцом является Бог, сотворивший материю, движение и покой. Методология Рене Декарта называется «Дуализм». Т. Гоббс, в свою очередь, отстаивал идею о том, что, если объект существует в реальном мире, он должен быть визуально восприимчив, поэтому дуализм Р. Декарта не находил отклика в философии Гоббса.

Трилогия философских сочинений Томаса Гоббса состоит из “De Cive” («О гражданине), “De Corpore” («О теле) и “De Homine” («О человеке») описывает общество через пошаговый подход от исследования индивида к пониманию общественного строя. Многие современные социологи не являются сторонниками данного подхода, но также имеется большое количество людей, видящих в нем ответы на многие вопросы.

XVII век в Англии был периодом политических потрясений, религиозных конфликтов и появления влиятельных фигур, определивших ход истории. Среди этих фигур был и Томас Гоббс, чья жизнь и идеи были глубоко переплетены с неспокойными временами того времени. Т. Гоббс нашел отклик в роялизме, политической идеологии, поскольку он скептически относился к демократии и считал, что государству необходима сильная централизованная власть.
Из-за политического преследования он был вынужден вернуться в Париж, где в 1651 году завершил свою главную работу «Левиафан» — сочинение, в котором он выразил противоположную роялизму позицию, что, по мнению некоторых философов, было сделано намеренно. Таким образом, чтобы возможность возвращения на родину не была упущена безвозвратно.

Споры вокруг «Левиафана» продолжались и после восстановления монархии в 1660 году. Т. Гоббс вернулся в Англию, но потерял свою популярность после великого лондонского пожара из-за того, что многие считали его атеистом, а пожар — божественным возмездием. Следовательно, в глазах людей того времени философ был причиной пожара.

Первое издание «Левиафана» было опубликовано в 1651 году в двух больших томах, каждый из которых содержал 500 страниц. Первая часть сочинения посвящена человеку, а первые несколько глав — механизмам.

Благодаря идеям Г. Галилея Томас Гоббс был одержим идеей движения. Он описал биологическую природу этого явления и выделил аспекты, движущие человеком: чувства, воображение, речь, разум и так далее. В шестой главе «Левиафана» речь идет об аппетитах, желаниях, неприязнях и страхах, а также о теории произвольного действия. В главах с седьмой по одиннадцатую он рассуждает об отношениях между людьми, а в конце первой части затрагивает тему природы — ее естественное состояние и два основных закона. Вторая часть сочинения посвящена содружеству. В ней речь идет о первой теории политики — правах и обязанностях правительств и подданных.

В «Левиафане» раскрываются три основные темы: теория человеческой природы, связь между природой и теорией общественного договора и теория суверенитета. Томас Гоббс жил во времена, когда подавляющему большинству людей не было понятно, кто или что определяет их права и обязанности, кто или что является источником закона, поэтому суть работы ученого — поиск настоящего источника права.

Томас Гоббс отстаивал идею добровольного действия, которое находится между абсолютной свободой и полной предопределенностью. В жизни каждого человека существуют вещи, заставляющие его двигаться. Т. Гоббс называл это аппетитами еще за сто лет до Зигмунда Фрейда. Он также полагал, что, параллельно аппетитам, в нашей жизни существуют страхи, не позволяющие нам достичь желаемого. Поэтому добровольное действие является неким балансом между желаниями и страхами. Каждый человек решает сам, готов ли он заплатить цену за определенное действие и его возможные последствия. Следовательно, человек не может делать абсолютно все, что может вообразить, поскольку ему может не хватить тех или иных ресурсов для реализации идей. Поэтому философ отмечает, что необходимо отдавать приоритет желаниям.

Им также затронута не менее важная тема — склонность к власти. Он утверждает, что у каждого человека есть склонность к поиску власти, нашего влияния на других людей, поскольку, согласно нашей социальной природе, это одно из условий выживания. Он был одним из первых ученых того времени, утверждавших, что мы рождаемся равными. Для современного общества это может казаться очевидным, но не стоит забывать, что Томас Гоббс жил в XVII веке. Равенство не является решением социального конфликта, а его причиной, поскольку каждый желает примерно одних и тех же благ, что невозможно в обществе.

Томас Гоббс также затрагивает концепцию естественного состояния и общественного договора. Он считает, что существует естественное состояние, в котором люди руководствуются двумя законами природы: собственным интересом и принципам не делать другим того, чего бы мы не хотели получить сами.

Эти законы лежат в основе общественного договора, в котором люди отказываются от некоторых прав в пользу защиты и безопасности. Идеи Т. Гоббса предвосхищают такие этические теории, как категорический императив И. Канта. В естественном состоянии, если нет ограничений, нет и цивилизации. Эта идея параллельна теории З. Фрейда о возникновении цивилизации из подавления желаний.

Томас Гоббс выделяет самозащиту как главное право человека и вводит понятие общественного договора, в рамках которого индивиды передают права другим. Но он считает договоры, заключенные из страха или неуверенности, обязательными, демонстрируя консервативную позицию, и выступает против возможности аннулирования договора посредством последующих соглашений.

Он подчеркивает, что главная задача суверена заключается в обеспечении безопасности людей в небезопасные времена. Подчинение суверену необходимо до тех пор, пока он может обеспечить эту безопасность, а если он не справляется, люди имеют право отказаться от своей лояльности. Гоббс признает, что суверен может быть воплощен в одном человеке (короле) или в собрании людей. Отдавая предпочтение абсолютизму, он оставляет без ответа вопрос правильного выбора суверена.

Примечательно, что Т. Гоббс выходит за рамки простого выживания, утверждая, что суверен должен обеспечивать нечто большее, чем простая защита от внешних угроз.

Более того, английский философ оспаривает представление о том, что законы служат исключительно интересам суверена — они должны приносить пользу народу. Эта точка зрения закладывает основу для дальнейшего развития политической философии, что особенно заметно у таких мыслителей, как Джон Локк и Жан-Жак Руссо, и находит отголоски в принципах американской Конституции.

Основной вклад Томаса Гоббса заключается в установлении необходимости суверенной власти для поддержания социального порядка и идее, что люди отказываются от многих свобод ради безопасности.

Однако эти идеи критикуют за то, что они не рассматривают возможность злоупотребления властью со стороны суверена, на что позже обратили особое внимание другие теоретики — например, Джон Локк. Он, в отличие от Т. Гоббса, рассматривает идею ограничения власти правительства, а также вводит концепцию сдержек и противовесов.

Несмотря на вклад Томаса Гоббса, он не получил широкого признания, поскольку не был полностью принят ни монархами из-за ограничения их полномочий, ни зарождающимся буржуазным классом, так как приписывал монарху слишком много власти.
Перевод подготовлен в рамках совместного проекта с Университетом науки и технологий МИСИС.

Переводчик: Андрей Репин
Редактор: Иракли Ментешашвили
Руководитель проекта: Евгения Горн

Другие публикации
    Made on
    Tilda