Исследования памяти: как работает память?

В рамках цикла лекций «Введение в психологию», подробная информация и оригиналы текста доступны по ссылке.
Исследование Дэниела Саймонса из Корнельского университета, проведённое под руководством Фрэнка Кейла, демонстрирует феномен слепоты к изменению. В исследовании данный феномен демонстрируется на примере студента, который в ходе беседы на кампусе колледжа незаметно заменяется другим. Эксперимент подчёркивает ограниченность и избирательность нашего восприятия, выделяя нашу способность упускать из виду существенные изменения окружения, подчёркивая важность для понимания когнитивных процессов и надёжности сенсорного опыта.
Эксперименты, связанные со слепотой к изменениям, опровергают мнение о постоянном детальном восприятии мира. Они показывают, что даже значительные перемены в нашем окружении, такие как перемещение людей или смена их одежды, могут остаться незамеченными.

Это явление опирается на стабильность мира, в котором большинство элементов остаются неизменными на протяжении коротких периодов времени, позволяя формировать общее, а не точное представление о нашем окружении. Избирательность восприятия проявляется не только в психологических экспериментах, но и в кинопроизводстве, где ошибки встречаются довольно часто. Несмотря на эти несоответствия, зрители обычно не обращают на них внимания. Это подчёркивает, что наше восприятие реальности ограничено и сосредоточено скорее на общих контурах, нежели на мельчайших деталях, делая переходы в восприятии более гладкими и естественными.

Обсуждение охватывает различные виды памяти, начиная от сенсорной до долговременной, и подчёркивает важность внимания в процессе перехода от сенсорного восприятия к осознанию, на примере исследований слепоты к изменениям.

Долговременная память обладает огромным объемом, сравнимым с жестким диском компьютера, и включает в себя широкий спектр знаний и опыта — язык, лица и личные истории. Однако, несмотря на обширный спектр знаний, точный объём долговременной памяти ограничен размерами мозга и остаётся не до конца изученным. В отличие от долговременной, оперативная и кратковременная память имеют существенно меньшую емкость. Согласно Джорджу Миллеру, кратковременная память в среднем удерживает от пяти до девяти элементов, что указывает на её выборочную природу и подчёркивает необходимость осмысленной организации информации для её сохранения.

Емкость кратковременной памяти часто описывается как «семь плюс-минус два» элемента, указывая на предел того, что может одновременно удерживаться в сознании.

Джордж Миллер акцентировал «важность кусков» информации, утверждая, что способность объединять данные в целостные блоки значительно повышает эффективность запоминания. Так, определённая последовательность может восприниматься и запоминаться как набор отдельных элементов или как целое, благодаря умению находить в ней логические связи.

Принцип группировки информации в куски проявляется в разных сферах и демонстрирует, как глубокие знания в определённой области улучшают запоминание. Шахматисты, к примеру, основываясь на логике игры, могут мгновенно воспроизводить сложные комбинации на доске, что является примером «эффекта экспертизы».

Переход информации из кратковременной в долговременную память представляет собой сложный процесс, где простого повторения информации часто недостаточно для её сохранения. Следует подчеркнуть, что глубокое понимание и структурирование информации существенно способствуют улучшению памяти, указывая на ключевую роль организации и осмысления данных в процессе их запоминания.

Предложение значительного вознаграждения, например тысячи долларов, за запоминание определённой последовательности чисел, как номер телефона из детства, служит эффективным стимулом. В отличие от четырехлетнего ребенка, который может столкнуться с трудностями, взрослый, осознавая важность задачи, активно использует повторение для временного сохранения информации. Это подразумевает непрерывное воспроизведение числа в уме для его временного удержания в памяти. Данный метод служит примером поддерживающего повторения и часто встречается в медийном пространстве, например в сериалах, где героям необходимо запомнить ключевую информацию. Тем не менее, эта стратегия главным образом способствует удержанию информации в кратковременной памяти и редко эффективна для её закрепления.

Для улучшения долговременной памяти простого повторения недостаточно, так как решающее значение имеют структура и организация. Эксперимент «глубины обработки» иллюстрирует, как погружение в смысл текста значительно улучшает запоминание. В этом исследовании участников попросили ознакомиться со словами, но не запоминать информацию. Их разделили на три группы, каждая из которых выполняла своё задание: выявление заглавных букв, поиск рифм к слову «поезд» и расположение слов в предложении.

Результаты продемонстрировали улучшение памяти от визуального восприятия слов к их звучанию и наибольшие успехи при работе с их значением. Таким образом, осмысленная организация информации способствует её закреплению в долговременной памяти, используя мнемонические приемы и ассоциативные методы для создания глубоких и устойчивых воспоминаний.

Техники запоминания часто включают создание ярких образов или ассоциаций для запоминания имен или информации. Кроме того, преобразование последовательности букв в песню или использование запоминающихся образов для случайной информации являются эффективными стратегиями для улучшения памяти.

Также важным аспектом запоминания является не только визуализация, но и глубокое понимание, критически важное для удержания информации. Это иллюстрируется упражнением, в котором запоминание серии предложений об активности становится значительно проще, когда известен контекст. Понимание контекста или смысла информации также значительно облегчает её запоминание и последующее воспроизведение.

Извлечение информации из памяти связано с «сигналами воспоминаний» — ассоциациями, помогающими вспомнить информацию. Эти сигналы могут быть как окружающими нас, так и связанными с конкретными переживаниями, например, напоминание о замене окна при виде трещины или воспоминание о договорённости о встрече при взгляде на знакомого. Эффективность извлечения также зависит от «принципа совместимости», согласно которому воспоминания лучше воспроизводятся в контексте, где была получена данная информация. Этот концепт поддерживается «контекстно-зависимой» и «состояние-зависимой» памятью, что демонстрируется в исследованиях, где люди лучше помнят информацию, находясь в той же среде или состоянии, в которых они её усвоили. Этот принцип предполагает, что исходный контекст обучения играет решающую роль в восстановлении памяти.

Подробное повторение улучшает память, создавая связи между новой информацией и уже имеющимися воспоминаниями. Это достигается через разнообразные методы: от визуализации до шуток и объяснения концептов.

Такой подход облегчает доступ к информации, интегрируя новую информацию в сеть воспоминаний. Важность подробного извлечения в памяти подтверждается экспериментами, где напоминание о деталях школьной жизни значительно улучшало воспроизведение воспоминаний у пожилых людей, демонстрируя, что глубина поиска может «выкопать» казалось бы потерянные воспоминания. Дежавю, ощущение уже пережитого момента, не свидетельствует о наличии экстрасенсорных способностей, учитывая его частое проявление у людей с повреждением лобной доли мозга. Одна из распространённых теорий объясняет дежавю временным сбоем в обработке памяти, когда событие не мгновенно фиксируется с конкретной временной меткой.

Забывание — естественный процесс, проявляющийся в трудностях при попытки вспомнить конкретные числа со временем. Существует несколько причин: исчезновение следов памяти в мозге, вмешательство новой, аналогичной информации, изменение условий для восстановления информации с течением времени и изменением окружающей обстановки. Эти факторы усложняют задачу воспроизведения первоначальной информации.

Особую сложность представляет феномен детской амнезии, при котором сложно восстановить воспоминания раннего возраста, при этом чем глубже мы погружаемся в раннее детство, тем меньше воспоминаний остается. Особенно интересны исследования, касающиеся травм в раннем детстве. Показано, что травмы в возрасте одного или двух лет редко сохраняются в памяти на более позднем этапе. В большинстве случаев осознание пережитого основано на информации, полученной от других людей.

Детская амнезия и ее причины до сих пор остаются предметом научных исследований. Среди предложенных гипотез выделяются несколько ключевых. Одна из них указывает на возможное влияние кардинальных изменений в подсказках для воспоминаний, что может мешать их восстановлению. Другая теория акцентирует внимание на приобретении языка как на факторе, способном кардинально изменить структуру памяти, делая недоступными воспоминания, сформированные до его освоения. Также рассматривается нейронное созревание, в частности развитие областей мозга, специфичных для памяти, в возрасте двух-трех лет, что может играть ключевую роль в формировании и сохранении ранних воспоминаний.

Повреждения мозга могут нарушать память, вызывая ретроградную и антероградную амнезию. Ретроградная амнезия связана с потерей прошлых воспоминаний из-за травм, мешающих их закреплению. Антероградная амнезия характерная для синдрома Корсакова. Она ограничивает способность формировать новые воспоминания, заставляя оставаться в постоянном настоящем. Тем не менее, как показывают исследования, несмотря на трудности с новыми эпизодическими воспоминаниями, пациенты сохраняют способность к имплицитной памяти.

При серьезном повреждении памяти люди теряют способность формировать эксплицитные, сознательные воспоминания, но некоторые виды памяти сохраняются. Это явление изображено в фильме «Помни», где главный герой, неспособный создавать новые воспоминания, ищет убийцу своей жены. В данном случае иллюстрируется различие между нарушенными и сохраненными функциями памяти.

Забывание обыденных деталей, например чисел, является частым явлением, в то время как потеря памяти, связанная с повреждениями мозга, свидетельствует о более серьезных нарушениях. Исследования в этой области позволяют глубже понять механизмы работы мозга, раскрывая ключевые аспекты памяти и когнитивных процессов.

Эксперимент, проведенный Стивеном Чечи, демонстрирует влияние внешних факторов на память. В его исследовании дети давали показания о событии, которое, по их словам, они наблюдали. Оценивая достоверность рассказов о таких инцидентах, как испорченная книга, группа из 2300 экспертов пришла к выводу о их правдивости, основываясь исключительно на утверждениях детей. Однако в реальности событие заключалось лишь в том, что какой-то человек вошел в комнату и покинул ее, не совершив ничего из того, что было описано. Воздействие вопросов на воспоминания детей раскрывает необычайную гибкость памяти. Этот феномен показывает, как наводящие вопросы могут с легкостью искажать восприятие прошедших событий. Данный эксперимент подтверждает, что память — это не просто хранилище фактов, но и сложная система, подверженная внешним воздействиям и внутренним процессам обработки информации.

Гипноз — это состояние, которое усиливает склонность людей к взаимодействию, заставляя их реконструировать воспоминания или выдумывать детали вместо получения доступа к точным воспоминаниям. В состоянии гипноза люди с огромным вдохновением придумывают истории, возвращаясь мыслями к детству или даже к предыдущим жизням. Их повествования больше похожи на взрослое представление касательно детских воспоминаний. Этот аспект гипноза иллюстрирует распространенное явление, при котором стремление сформулировать убедительный рассказ приводит к переосмыслению или созданию новых воспоминаний.

Ученые активно обсуждает тему восстановления подавленных воспоминаний, особенно выделяя случаи, когда они возвращаются в процессе терапии с жертвами сексуального насилия. Особое внимание уделяется роли гипнотических методов. С одной стороны, есть эксперты, утверждающие, что такие воспоминания могут быть настоящими. Они предполагают, что механизмы защиты мозга скрывают их из-за травматического характера. С другой стороны, большинство специалистов выражают сомнения в их надежности. Они подчеркивают, что в процессе лечения могут случайно возникать фиктивные воспоминания.

Воспоминания-вспышки о том, где люди находились 11 сентября 2001 года, являются живыми, но не обязательно точными. Эти воспоминания подвержены изменениям со временем. Обмен опытом и обсуждения могут привести к смешению личных воспоминаний с чужими, ставя под вопрос их достоверность. Понимание отсутствия прямой связи между уверенностью в воспоминаниях и их точностью жизненно важно, о чем свидетельствуют случаи, когда люди полностью убеждены в событиях, которые никогда не происходили.

Воспоминания обладают сложной структурой: они могут быть краткосрочными или долгосрочными, имплицитными и эксплицитными. Каждый тип связан с определенными областями мозга, отвечающими за восприятие лиц, объектов и мест. Осознание того, что некоторым воспоминаниям нельзя доверять, подчеркивает важность скептицизма к собственным воспоминаниям. Осознание этого аспекта становится ключевым при обсуждении методов создания ложных воспоминаний, выделяя этические аспекты применения знаний о манипуляции памятью.

Умение играть на пианино является примером долгосрочной памяти, поскольку включает в себя сохранение и воспроизведение сложных навыков на протяжении многих лет. Эта способность также представляет собой имплицитную память. Действия выполняются бессознательно, что указывает на вид памяти, где тело, а не сознание, запоминает информацию. Что касается фотографической памяти, то существенные доказательства её существования отсутствуют. Обсуждение этой концепции часто сопровождается упоминанием о выдающихся способностях при аутизме. Однако она остаётся спорной, с ограниченным числом случаев, подтверждающих её возможность.
Перевод подготовлен в рамках совместного проекта с Университетом науки и технологий МИСИС.

Переводчик: Екатерина Никитина
Редактор: Иракли Ментешашвили
Руководитель проекта: Евгения Горн

Другие публикации
    Made on
    Tilda