ЛЕКЦИЯ №19

Идеи Томаса Гоббса

В рамках цикла лекций «Открывая Йель», подробная информация и оригиналы текста доступны по ссылке.
Когда речь заходит о наказании, то в качестве ориентира можно использовать вопрос, который часто задается в руководствах по воспитанию детей: «Как помочь людям стать теми, кем, как мы надеемся, они станут?».
С точки зрения науки наказание исследуют в том числе и исходя из мотивации его совершения: для жертвы важна реституция, а для преступника реабилитация.

Алан Каздин считал, что стоит задумать о том, чего именно мы хотим от наших детей. А мы хотим прекратить нежелательное поведение и привить желательное. В этом отношении мы выбираем между наказанием на нежелательное поведение и вознаграждением за его отсутствие. Кроме того, А. Каздин предполагает, что наказание учит неприемлемости конкретного поведения. Но поведение — это один из множества возможных способов действия. Простое исключение одного из них не гарантирует появления чего-то просоциального. Если мы просто накажем своего ребенка за драку, то в будущем она снова повторится. Попытки объяснить словами проблему драки тоже никак не решит ее. Следует продвигать позитивную противоположность драки ради получения другой реакции в будущем. Можно ли перенести этот опыт в социальный контекст? То есть вопрос о том, может ли руководство по воспитанию детей научить нас чему-нибудь в отношении системы в рамках уголовного права?

А. Каздин писал: «Наказание может потерпеть неудачу по многим причинам. Одна из них заключается в том, что вознаграждение за плохое поведение часто является более немедленным и надёжным, чем наказание». Например, кража – пример того, как мы сразу же получаем вознаграждение за «плохое» поведение в виде добычи, награбленного. Если наказание за эту кражу и приходит, то намного позже, поэтому связь между плохим поведением и наказанием нарушается и подобное наказание обречено на провал. А. Каздин писал «по возможности следует исключить непосредственное подкрепление наказуемого поведения, но это трудно сделать».

Основной вопрос политической легитимности — почему вообще законно существование такой вещи, как государство. Удивительно, что практически все 7 миллиардов человек подчиняются правилам и законам лишь по причине своего рождения в пределах той или иной страны.

В «Государстве» Платона Главкон рассказывает о природе и происхождении справедливости. «Говорят, что творить несправедливость обычно бывает хорошо, а терпеть ее — плохо. Однако, когда терпишь несправедливость, в этом гораздо больше плохого, чем бывает хорошего, когда ее творишь. Поэтому, когда люди «отведали» и того и другого, то есть и поступали несправедливо, и страдали от несправедливости, тогда они, раз уж нет сил избежать одного и придерживаться другого, нашли целесообразным договориться друг с другом, чтобы и не творить несправедливости, и не страдать от нее». Например, у нас есть два пастуха, где один украл лошадей у другого. Пастух-вор испытывает удовольствие в 15 баллов. Пастух, чьих лошадей украли, испытывает недовольство в 15 баллов из-за потери своих лошадей, а затем еще в 10 баллов из-за самого факта ограбления. Идея заключается в том, что оба признают, что в ситуации, когда воровство является нормой, у обоих есть потенциал оказаться в худшем положении, чем при сохранении первоначальной собственности. По мнению Главкона, они объединяются и формируют своего рода межличностное соглашение и попутно институционализируют это.

Томас Гоббс в своей книге «Левиафан» выдвигает аргумент, что возможность украсть что-либо друг у друга и возможность лишить жизни друг друга равны. Они равны в физическом плане, так как есть реальная возможность убийства. Умственно и интеллектуально они равны, потому что люди могут научиться пользоваться окружающей средой. Каждый считает себя умным в какой-то степени. Первая предпосылка аргумента Т. Гоббса заключается в том, что при существовании подобного равенства каждый может ожидать, что преследование своих собственных интересов необязательно будет провальным. Конфликт интересов играет центральную роль, поэтому Т. Гоббс выделяет три источника конфликтов между людьми.

Первый — соперничество. Желание получить контроль над теми вещами, которыми владеет другой человек. Для достижения результата чаще всего применяется насилие.

Второй — это упреждение плохого события. Мы понимаем, что хотим сохранить наши вещи, поэтому принимаем превентивные меры.

Если первая причина представляет собой просто захват, вторая подразумевает интеллект и понимания ценности вещей, то третья — слава. Слава — это уникальная психологическая особенность людей. Целью является получение репутации и поиск восхищения путем насилия. В естественном состоянии природы данные конфликты неизбежны. Угроза провала оказывает такой же мощный психологический эффект на ожидания, как и сама реальность провала. Понятия справедливости и несправедливости — социальные. Большинство вещей, взятых за норму, не существовали бы без социальных структур. Понятия зависят от правил, некоторые из которых можно нарушать, а некоторые отстаивать.

Т. Гоббс выделяет три вида мотивации, позволяющих выйти из конфликта.

Первый — страх смерти. Второй — желание обладать вещами, обеспечивающие комфортную жизнь. Третий — надежда на силу труда. При стабильных обстоятельствах можно приобрести вещи, необходимые для комфорта посредством своего трудолюбия.

Естественное состояние людей — это война всех против всех. Но каждый из нас готов пойти на все ради сохранения себя — даже на причинение вреда другим. Из-за этого мы подвергаем опасности нас же самих. Отсюда следует первый закон природы, выведенный Т. Гоббсом: мы должны стремиться к миру; если это невозможно, у нас есть право защищать себя любыми доступными средствами. Второй закон природы гласит: мы должны стремиться к миру в той мере, в какой другие готовы это делать. Третий закон природы заключается в идее выполнения своих обещаний. Для выполнения своих обещаний мы должны иметь гарантии того же от других, ведь договоренности недействительны если мы боимся отказа другой стороны. По мнению Т. Гоббса должна быть некая сила, которая будет принуждать к выполнению обещаний.

В итоге Т. Гоббс считает, что каждый должен решить для себя, разрешает ли он собранию людей управлять им и при каких условиях. То есть только при объединении индивидов в общество и отказе от свободы появляется возможность создания комфортной жизни.
Перевод подготовлен в рамках совместного проекта с Университетом науки и технологий МИСИС.

Переводчик: Виктор Харюков
Редактор: Иракли Ментешашвили
Руководитель проекта: Евгения Горн

Другие лекции цикла
    Made on
    Tilda