ЛЕКЦИЯ №17

Наказание. Начало

В рамках цикла лекций «Открывая Йель», подробная информация и оригиналы текста доступны по ссылке.
Известно, что «проблема вагонетки» иллюстрирует моральную дилемму, где случайный прохожий встает перед выбором: перенаправить вагонетку с пути, где находятся пять человек, и спасти их, пожертвовав жизнью одного. Подобные случаи, напоминающие эту дилемму, происходят в и реальной жизни.
Например, событие, связанное с выбросом радиоактивных облаков с японской АЭС, также создает ситуацию, когда человек стоит перед выбором. Давайте каждый из вас представит себя премьер-министром Японии, и на Токио надвигается радиоактивное облако, и перед вами выбор: перенаправить радиоактивное облако из Токио, где численность населения составляет 13 миллионов человек, на сельскую местность с численностью 1 миллион человек. Что бы вы сделали?

Исследования показывают, что расхождения в реакциях людей на вышеупомянутые сценарии отражают различия во взглядах на моральные обязательства в гипотетических и реальных ситуациях. Следовательно, было доказано, что сценарии реального мира вызывают иные реакции, чем гипотетические. То есть абстрактные кейсы могут учитывать те же идеи, что и реальные ситуации, но они отличаются влиянием своей «нереальности» на решение человека.

А что, если бы в ситуации с выбросом радиоактивного облака, вам, как премьер-министру, пришлось встать перед другим выбором: в этот раз пришлось бы призвать на верную смерть небольшую группу инженеров ради спасения 13 миллионов человек. А что, если бы в данном случае вместо инженеров был толстый человек? Ровно вдвое больше людей посчитали, что жертвовать его жизнью недопустимо. Это доказывает Джошуа Грин, утверждая, что личная близость к ситуации может повлиять на моральные суждения, в то время как, согласно Касс Санстейн, ущерб оценить сложнее, поскольку сложнее представить количественно 13 миллионов.

В нашем предыдущем обсуждении были рассмотрены четыре сценария с участием водителей, возвращающихся домой с работы: водитель, который просто ехал домой; который очень спешил и сбил ребенка; водитель, который ехал домой, разговаривая по телефону; и который ехал домой, разговаривая по телефону, и сбил ребенка. Основная идея здесь заключается в сравнении различных сценариев с участием водителей и их нравственной оценки и вины.

Мужчина, который доехал домой без происшествий, не совершил ничего морально предосудительного, в то время как другой мужчина, сбивший ребенка во время разговора по телефону, был признан виновным и заслуживающим морального осуждения. Это указывает на общую тенденцию в различных культурах считать человека, обладающего определенной свободой воли и совершившего неправильные действия, заслуживающим наказания. Даже если мы признаем, что человек имел возможность выбора и действовал с сознанием последствий, мы всё равно часто склонны к тому, чтобы считать его ответственным за свои поступки и требовать наказания. Однако это создает несоответствие между нашим восприятием морального проступка и реальной необходимостью наказания. Но важно отметить, что наказание может быть рассмотрено как в гражданском контексте, так и в социальном.

Итак, что же такое наказание в гражданском контексте? Концепция гражданского наказания включает в себя несколько ключевых характеристик. Первая характеристика заключается в том, что наказание — это нечто, связанное с определенным видом страданий. В традиционной культуре наказание могло включать физическую боль, социальную изоляцию или публичное унижение — все то, что сопровождалось страданиями. Например, в «Федре» Платона описывается, как возничий натягивает удила в попытке подчинить дикую лошадь так, что у лошади течет кровь изо рта.

Вторая характеристика наказания заключается в том, что оно не является произвольным причинением боли или страдания отдельному лицу, а представляет собой ответ на конкретное правонарушение. Оно направлено против лица, признанного преступником в соответствии с законными процедурами, и обычно осуществляется санкцией государственного или юридического органа. Это поднимает вопрос государственного оправдания причинения вреда своим гражданам.

Существует два основных вида оправдания наказания. Первый вид ориентирован на будущее — наказание является эффективным механизмом предотвращения негативных последствий в будущем. Когда кто-то нарушает юридические или социальные нормы, это может указывать на вероятность повторения подобных действий, поэтому важно предотвратить их возможное повторение с помощью наказания. Также наказание может служить образцом для других, демонстрируя, что нарушения норм не останутся безнаказанными. Таким образом, наказание выполняет функцию общественного сдерживания.

Второй вид оправдания наказания утверждает, что наказание необходимо потому, что человек, совершивший деяние и нарушивший моральный или юридический кодекс, заслуживает его.

Когда мы рассматриваем наказание в контексте нарушения социального порядка, мы учитываем двух основных участников: жертву и нарушителя. Для жертвы важно восстановить состояние, предшествовавшее причинению вреда, известное как реституция. Для нарушителя важно вернуть состояние, когда его действия соответствовали общепринятым социальным нормам.

Например, Гиг получил лошадь в подарок, а затем Педро украл эту лошадь. В такой ситуации наша главная забота — это восстановление реституции, то есть акта справедливости путем приведения сторон в изначальное состояние, то есть чтобы Педро вернул Гигу его лошадь.

Однако, допустим, Педро убил лошадь Гига. В этом случае мы могли бы рассмотреть возможность компенсации, при которой Педро должен предоставить что-то равноценное его потери в качестве возмещения ущерба, например, одну из своих лошадей. Идея реституции состоит в том, что следует обеспечить восстановление пострадавшей стороны так, чтобы после совершения преступления ей не стало хуже, чем до этого.

Понятие реабилитации, в свою очередь, заключается в помощи лицу, нарушившему общественные нормы, освоить их, предоставив этому человеку возможность и ресурсы изменить свои поведенческие модели и адаптироваться к нормам, принятым в обществе. Основной целью реабилитации является снижение вероятности повторных правонарушений, поэтому она рассматривается как эффективное средство профилактики преступлений.

Концепция ретрибутивизма, представленная Иммануилом Кантом, подчеркивает идею, что наказание должно быть назначено исключительно в ответ на совершенное преступление и соразмерно совершенному деянию. В этой концепции наказание рассматривается как нечто необходимое для восстановления морального равновесия в обществе, а не средство предотвращения будущих преступлений или реабилитация нарушителей. Он подчеркивает первостепенное значение моральной ответственности перед законом и уважению к индивидуальной достоинству.

И. Кант считает, что причиняющий вред другим человек фактически причиняет вред самому себе, так как нарушает моральные законы и порядок, признанные каждым разумным существом. Он видит наказание как способ восстановления этого морального равновесия и, в конечном итоге, как форму возмездия за совершенные проступки. Согласно И. Канту тот, кто убивает, лишает себя права на жизнь, так как совершает преступление против другого человека, что, равносильно причинению вреда самому себе. Это подчеркивает его строгий моральный подход к наказанию и идею, что наказание должно соответствовать тяжести преступления в рамках принципов моральной справедливости.

В его теории наказание служит как средство восстановления морального равновесия, а не просто как месть или жестокое возмездие. И. Кант пишет: «Даже если гражданское общество решит распасться, последний убийца, находящийся в тюрьме, должен быть казнен до того, как это произойдет. Это должно быть сделано, чтобы каждый мог осознать ценность своих деяний». Это подчеркивает важность и непреложность законов общества.

Следует отметить, что существует разница между местью и возмездием, которую подробно описал Роберт Нозик. Он утверждает, что возмездие основано на юридическом или моральном проступке, в то время как причиной мести не обязательно связана с нарушением моральных норм, это может быть причинение вреда или ущерба.

Возмездие обычно осуществляется государством или законодательными органами и лишено личной мотивации. Оно связано с применением юридических процедур и законов для восстановления справедливости. Например, когда преступника отправляют в тюрьму, человек, применяющий возмездие, может испытывать удовлетворение от выполнения своих обязанностей или от веры в справедливость, а не в удовольствии видеть страдания другого. Месть же носит более личный характер и ее целью может быть нанесение страданий или унижение того, кто причинил вред.

Как месть, так и возмездие являются формами реакции на причиненный вред или совершенное преступление. Они оба выражают некоторую форму недовольства или желания справедливости. Оба эти понятия подразумевают что объект должен осознавать за что он будет наказан.

В комиксах и фильмах часто используется прием, когда злодей сообщает герою о причинах своих действий перед попыткой убийства. Это делается для создания у героя ясного представления о причинах конфликта. Однако существует феномен, называемый «правосудием на краю света», когда причинение вреда или наказание представляются в крайне экстремальной или абсурдной форме, выходящей за рамки разумного и превосходя все ожидания.

Например, если кто-то приговорен к смертной казни, но заболевает или пытается совершить самоубийство, казнь откладывается, и принимаются меры для восстановления его здоровья, чтобы он впоследствии мог быть казнен. По мнению Р. Нозика, это связано с идеей что виновный должен быть наказан за совершенное преступление, и, если заключенный избегает наказания по естественным причинам или по инициативе самого осужденного, это противоречит принципу наказания за совершенное преступление.

Пример из работы Джона Стюарта Милля «Утилитаризм», где рассматривается ситуация с тонущим ребенком, действительно иллюстрирует разницу в подходах к моральным вопросам между утилитаризмом и кантианством. Согласно утилитаризму, важно спасти ребенка из пруда, потому что это приведет к наибольшему общему счастью. В этом случае не важно, почему человек решил спасти ребенка, важно лишь удовлетворение всех заинтересованных в этом лиц. Для И. Канта важно не только само совершаемое действие, но и почему оно совершается. Таким образом, согласно И. Канту, спасение ребенка должно основываться на долге и уважении к человеческому достоинству, а не на выгоде или эмоциях.
Перевод подготовлен в рамках совместного проекта с Университетом науки и технологий МИСИС.

Переводчик: Ангелина Коровкина
Редактор: Иракли Ментешашвили
Руководитель проекта: Евгения Горн

Другие лекции цикла
    Made on
    Tilda