ЛЕКЦИЯ №2

Нравственность и лицемерие

В рамках цикла лекций «Открывая Йель», подробная информация и оригиналы текста доступны по ссылке.
В лекции рассматривается философская работа «Государство», в которой Платон описывает диалог Сократа с Главконом и Адеймантом о природе нравственности и справедливости.

«Есть ли ценность в том, чтобы быть нравственным, или ценность нравственности заключается лишь в том, чтобы казаться таковым?» Размышления и ответы на этот вопрос от философов древности, равно как и от современных исследователей — далее.
В данной лекции рассматривается философская работа Платона «Государство», в которой Платон описывает диалог Сократа с братьями Платона — Главконом и Адеймантом, который был посвящен вопросам природы справедливости и нравственности.

Главкон считал, что люди поступают нравственно не по своей воле, но лишь потому, что подобные поступки позволяют им поддерживать репутацию. В контексте рассуждений Главкона о справедливости Платоном рассматривается контраст между тем, каким все кажется, и тем, каким является в действительности. Кажущееся и сущее могут расходиться так, что в одних случаях мы озабочены тем, как все выглядит, а в других — тем, как все есть.

Диалог начинается с вызова, который Главкон бросает Сократу. Главкон говорит: «Вы хотите, чтобы мы лишь сделали вид, что вы нас убедили в том, что лучше поступать по справедливости, или вы хотите в действительности нас убедить?»

Сократ приводит в пример радость и безвредные удовольствия, которые имеют ценность сами по себе, в противовес тем вещам, что представляют ценность лишь как средства достижения чего-либо. Самым ярким примером являются деньги, которые не несут ценности сами по себе, но являются средством получения иных выгод. Или, например, грозный внешний вид, который позволяет избежать нападения. Важно не столько то, является ли животное, растение или целое государство действительно опасным, сколько важен тот внешний вид и то впечатление, что они производят на окружающих.

Сократ приводит в пример способность видеть, которая представляет ценность сама по себе и приносит удовольствие, но одновременно является и средством достижения других целей. К какой же из этих категорий тогда относятся нравственность и справедливость?

Главкон парирует: «Если бы безнравственный поступок был невидим для других, и репутация оставалась бы невредимой, то как бы люди себя вели?».

Рассказывая историю о кольце Гига, Главкон утверждает, что люди бы вели себя бесчестно. В качестве другого примера Главкон приводит следующее: «Предположим, что человек, поступающий нравственно, воспринимается всеми как поступающий безнравственно, а человек, поступающий безнравственно, воспринимается как поступающий нравственно. Продолжит ли первый вести себя в соответствии с нормами морали, если за ним уже закрепилась противоположная репутация?»

Другими словами, дилемма Главкона заключается в следующем: ведут ли люди себя нравственно, лишь за тем, чтобы иметь репутацию нравственного человека, или же они ведут себя нравственно, потому что нравственность, как и другие добродетели, представляет ценность сама по себе, и ценна последствиями, которые она порождает?

Дилемма Главкона волнует и наших современников. Так, преподаватель университета Канзаса, Дэниэл Бэтсон, за время своей работы провел ряд экспериментов, позволяющих ответить на этот вопрос.

Суть первого эксперимента заключалась в следующем: участникам говорят, что их задача — решить, какое из двух заданий поручат им, а какое — другому человеку, с которым они не будут встречаться. Одно из заданий веселое и интересное — за каждый правильный ответ участник получает лотерейный билет. Другое задание описывается как малоинтересное, а правильные ответы не приводят к участию в лотерее.

Первое, что было изучено — процент людей, сделавший тот или иной выбор. Другим объектом изучения была оценка, которую люди присваивали себе в зависимости от того, насколько нравственным был их поступок. Если они считают, что их поступок был абсолютно справедлив при выполнении задания, то они ставят себе девять баллов. Если же наоборот, то они ставят себе единицу.

В первой ситуации, когда испытуемые просто могли делать задания по своему усмотрению, 80% выбрали положительный вариант для себя. Свою справедливость и нравственность они оценили на 4 балла из 9. 20% же, напротив, оценили свой поступок на 9 баллов, отдав хороший вариант.

Позже участникам было предложено просто бросить монетку для определения результата. Ей воспользовалась примерно половина участников. Особенно занимательными являются следующие результаты: если участников не просили оглашать сторону монеты перед броском, то 90% сообщали, что выпала сторона, благодаря которой положительный вариант был предназначен для них.

При этом, практически все участники, совершившие такой «маневр», оценили нравственность своего поведения на 7 баллов из 10. Лишь один участник поставил себе 9.

Для следующего раунда в комнату, где проходил эксперимент, было добавлено зеркало. При условии, что зеркало было отвернуто от испытуемого, результаты были идентичны предыдущим — около 85% участников выбрали себя. Однако, если зеркало было направлено на участника, решившего не бросать монетку, выбрать себя решились лишь 62%. Если же бросок был, то результаты оказались идеальными — 50% — все согласно выпавшей стороне монеты.

Можно предположить, что на мораль людей влияет фактор наблюдения со стороны, пусть даже и с их собственной. Эту теорию подтверждает исследование, проведенное в Англии несколько лет назад.

В кофейне, рядом с кофемашиной была установлена банка для пожертвований, рядом с которой было помещено изображение цветов в течение недели, за которую практически никто не совершил пожертвование. Далее рисунок был изменен на изображение человеческих глаз, и, как и предполагалось, посетители стали оставлять значительно больше денег.

Получается, что в нас, как в социальных существах, есть что-то такое, что побуждает вести себя нравственно, когда за нами наблюдают.

Ситуация действительно интересная: древнегреческая цивилизация предположила подобную тенденцию 2500 лет назад, а современные американские студенты колледжей в Канзасе подтвердили это. Получается, что, когда мы уверены, что за нами не наблюдают, мы свободно пренебрегаем нормами морали.
Перевод подготовлен в рамках совместного проекта с Университетом науки и технологий МИСИС.

Переводчик: Вадим Ионкин
Редактор: Иракли Ментешашвили
Руководитель проекта: Евгения Горн

Другие лекции цикла
    Made on
    Tilda